Время жить

Посвящается дедушке

Пролог

Мне было пятнадцать, когда мои родители развелись. Я немного боялась сталкиваться с мамой после развода, ибо его причиной была я.

С самого раннего детства мама постоянно ругала меня, говорила, что я ужасная дочь (хуже меня просто нет). Я впадала в истерику, когда в очередной раз не угождала ей. Мама могла придраться к чему угодно. Она меня не била, нет. Но словами всегда доводила до слез.

Она контролировала в семье не только меня. Папа тоже попадал под прицел. Во всех маминых вздорах он вел себя сдержанно и спокойно, чему я постоянно удивлялась. Я всегда хотела добиться такого же умиротворения в жизни.

Несмотря на строгость мамы, я унаследовала бойкий и сильный характер от дедушки, о чем еще ни разу не пожалела. В своей школе я была капитаном черлидеров. Вы наверно думаете, раз я капитан, значит, у меня есть парень из баскетбольной команды и море поклонников. Нет, у меня нет ни того, ни другого. С момента моего становления капитаном, я попросила всех относиться ко мне, как к другим. Так как все уважали мое мнение, то быстро привыкли называть меня Дженни, и не каждый раз замечать меня в школе. Мне все это нравилось, и я была довольна своей жизнью.

Но после развода я, вместе с папой переехала в Северную Каролину. Как вы догадываетесь, у меня появились новая школа, друзья и прочее.

 Новый класс

В классе, поначалу, ко мне относились как ко всем новеньким. Пытались лишний раз подколоть и посмеяться. Все изменилось одним днем.

Ничто не предвещало таких огромных изменений. Я как обычно ехала в школу на своем велосипеде, доставшимся мне от тети. В тот день было очень красивое небо, на которое я могла бы смотреть вечно. Плавный переход от желтого к розовому заставлял меня, не переставая улыбаться. Из ушей торчали «макароны», больше известные всем, как наушники. Они создавали еще более приятную атмосферу вокруг меня, играя «Young Folks». Эта песня пробуждает во мне желание прожить этот день и узнать, что меня ждет сегодня. Весь этот рай, наверно, портила только школьная сумка, набитая учебниками и тетрадками. Я не боялась идти в школу. Я не боялась своих одноклассников и учителей. Я не боялась ничего.

Первым уроком была психология. Не сделав ничего дома, я готова была рассказать свою историю. Поэтому я оказалась первой и единственной готовой к уроку. Когда все увидели, что отвечать иду я, начали хихикать и переговариваться. Ведь что можно ожидать от новенькой, приехавшей, не пойми откуда:

- Моя история о матери и дочери.

Смех стал слышаться даже с последних парт:

- Попрошу тишины! – прокричал учитель.

Возня прекратилась и я продолжила:

- Каждый из нас, наверно с самого детства представляет себе значение слова «мама». Каждый считает свою маму самой лучшей на Земле. Каждый любит ее всем сердцем и готов отдать все, что только есть, чтобы она всегда была рядом. Но в нашем учреждении нет людей, которые не знают, что такое мама. Но они есть, такие люди существуют. Они не знают, какая она, и что она должна делать. Они не видели свою маму, не могут ее описать, не могут сказать, насколько ее любят. Потому что не знают своих мам. Я думаю, все согласятся, что при отказе от ребенка, женщина перестает считаться мамой. Она просто не заслуживает этого «титула» или «звания». В некоторых семьях мамы не отказываются от своих детей и воспитывают их. Но иногда этих детей посещает мысль, что лучше бы они находились в детском доме. Я не говорю, что все мамы такие. Их меньше большинства. Но все же они присутствуют. Эти мамы пытаются держать верх в семье. Руководить всеми в семье и отыгрываться на них. Дети постоянно пытаются ей угодить, но бесполезно. Мать всегда находит к чему придраться. Она не бьет детей. Она доводит их до слез. В таких семьях часто все заканчивается разводом и для детей свершается чудо, если они уезжают с отцом подальше от своих биологических матерей.

В классе стояла тишина. Все с нетерпением ждали продолжения:

- Каждый ребенок хочет иметь родителей, которые будут его любить всем сердцем и заботиться. Каждый хочет трогать мамины нежные руки и слушать ее теплые рассказы перед сном. Получать поцелуй в лоб на ночь. Я считаю, что те дети, которые знают какого это, когда мама делает все это, являются самыми счастливыми на Земле.

На этом моя речь была закончена и я готова была слышать смех и переговоры. Но внезапно, в классе встала девочка и стала хлопать. За ней подтянулись другие. О такой реакции я, честно говоря, даже не мечтала. Весь класс хотел узнать обо мне как можно больше. И, как бы это странно не казалось, я начала рассказывать.

В прошлой школе у меня было много знакомых, но друг только один. Я пообещала ему быть рядом, пока судьба нас не разлучит. Я выполнила обещание, но не в полной мере. Нашу дружбу до переезда разрушила ссора, вполне серьезная.

Это был такой же обычный день, как и сегодня. День, не предвещающий ничего особенного и необычного. Ссора на первый взгляд не была серьезной. Не между мной и моим другом. Страсти кипели вокруг моих друзей. У вас такое было, когда по идее ты должен поддерживать своего лучшего друга, но ты не разделяешь с ним одну и ту же точку зрения? «Законы» дружбы твердят о защите своего друга, а голос сердца заставляет высказать свою точку зрения. Я нарушила закон, поддалась внутреннему голосу и тем самым разочаровала своего лучшего друга:

- А ты вообще помолчи, раз пользовалась мной все эти годы! – со всей своей злобой, пытался вывести меня из беседы он.

- Я? Пользовалась?

- Да, ты.

- И это мне говорит человек, которому я не раз давала списывать и была единственным человеком, с кем он мог поговорить? – повышая тон, спрашивала я, — знаешь, что? Я устала быть второй по жизни. Я устала всю ночь сидеть над учебниками, а затем, приходить в школу и давать все тебе!

Свидетели охают и начинают переговариваться:

- Да, мне трудно даются предметы, и я могу учить их вечно, — обращаюсь я к господам «присяжным», — Меня выворачивает наружу, когда тебя хвалят за мои старания и за мой пот. Я выхожу из себя, когда мама в очередной раз ставит тебя в пример.

Наступает небольшая тишина. Никто не разговаривал. Все ждали продолжения шоу:

- Но я, только я знаю тебя. Знаю по-настоящему. Возможно, мой поступок сыграл большую роль в наших отношениях, но если бы не я, тебя бы давно уже закидали помидорами собственные одноклассники….

Немного подождав, я с интересом спросила:

- Раз ты считал меня  глупой все эти годы, можно было просто сказать?

- И тогда бы ты оставила меня, стала бы одной из тех, кто смеется надо мной. Ты бы выкинула меня из своей жизни, и я бы остался один.

- Знаешь, я всегда стремилась оправдывать твои ожидания. Я хотела быть для тебя настоящим другом, готовым прийти на помощь, когда это нужно. Я пыталась поддержать, ибо у тебя больше никого не было, и ты мне нравился, как человек. Но, похоже, люди говорят правду: «сколько добра не делай, все равно вспомнят только плохое». С этого момента ты официально можешь считать себя одиноким.

Я направляюсь к выходу из школы, и все смотрят мне вслед:

- Но я не один, — с какой-то злобной радостью отвечает мой теперь уже бывший лучший друг.

Я поворачиваюсь к народу лицом и парирую:

- Да, ты не один. Но ты не настоящий. Ты подстраиваешься под своих, так называемых «друзей». Открою тебе секрет, напоследок. Таких людей назвать друзьями нельзя.

Я вновь отворачиваюсь от него и совершаю вторую попытку покинуть школу. Тогда я высказала своему другу все, что накопилось за эти годы. Но я не знала двух вещей. Первое, это то, что я в последний раз увидела свою школу. Я в последний раз встретилась с одноклассниками, последний раз закрыла дверцу шкафчика. В последний раз пообедала в столовой, пытаясь попасть конфетами своему другу в рот. Последний раз зашла в библиотеку, почувствовала запах старых книг. Последняя тренировка черлидеров и баскетболистов. Последний день в этой школе. Но вторая вещь звучит еще ужаснее. Я не знала, что больше никогда не увижу своего старого друга.
- И что же с ним случилось? – спросила у меня незнакомая одноклассница.

Меня спас звонок. Новые одноклассники воспользовались тем, что меня накрыла волна воспоминаний, и я чуть не рассказала всю биографию своей жизни практически незнакомым людям. Ведь в каждом человеке должна быть загадка. Каждый человек должен о чем-то умалчивать. Самый родной человек у каждого является не мама и не папа. Не сестра и не тетя. Не бабушка или дедушка. Самым близким и родным человеком у каждого всегда будет являться он сам. Ты будешь у себя всегда. Даже, когда пытаешься сбежать, оно, то есть ты, всегда будет рядом. С твоим вторым «Я» всегда можно поговорить. Неважно, чем это будет выражено, прослушиванием музыки, рисованием или живым общением. «Я» всегда поймет тебя, ведь оно находится с тобой на одной волне двадцать четыре часа в сутки. Оно поможет залечить раны или наоборот, погрустит с тобой за компанию. И если когда-нибудь в жизни ты почувствуешь себя одиноким, вспомни, что с тобой по жизни всегда будет идти копия тебя, сидящая где-то внутри.

Весь урок я надеялась на то, что все забудут о моем рассказе. Но каждый раз, когда одноклассники поворачивались в мою сторону и в голову вновь врезался вопрос: «И что же с ним случилось?». Он пожирал меня, не давал сосредоточиться на уроке. Я готова была убежать из школы и прийти туда, когда все утихнет.

Просидев перемену в уборной, я решила пойти на спорт, более известный всем, как волейбол. Вся моя надежда была направлена на то, чтобы все забыли обо мне, хотя бы на урок. Как же было приятно ощутить, что мои молитвы были услышаны.

В своей прошлой школе я была лучшим игроком в волейбол среди девочек и, как я уже говорила, капитаном черлидеров. Здесь всем все равно, кем ты был раньше. Твое прошлое может заинтересовать их на пять минут. Но потом, ты снова станешь как все. Одним из той толпы, идущей друг за другом. Ты будешь идти за ними, пока не поймешь, что есть другой путь достижения своей цели. Именно когда ты выйдешь из толпы и пойдешь в том направлении, в котором считаешь нужным, тогда тебя люди заметят.

Новые соседи

За неделю после нашего переезда, я успела попасть в команду черлидеров. По-моему это быстро, нет? Я думала, что они еще долго будут ко мне привыкать.

А папа за эту неделю успел познакомиться с нашими новыми соседями. Они переехали практически одновременно с нами. Чуть пораньше. Мать и сын. По папиным рассказам, Дэвид потерял своего отца в четырехлетнем возрасте. Ни мать, ни сын не знают, где их мужская сила, защита, опора,… где глава их семьи?

Мой защитник поступил по-соседски, пригласив их к нам на ужин. Я не была против, даже хотела познакомиться с ними. Я хотела поговорить с Дэвидом, узнать, какого это, когда не знаешь, где половина твоей семьи? Какого это, когда не знаешь, жив твой отец или нет?

Ни папа, ни я, гостей никогда не приглашали. И поначалу я удивилась, когда он мне рассказал о планах на вечер. Наверно, ему приглянулась мама Дэвида. Это нормально, естественно. Я не могла запретить папе чувствовать это, да и не хотела.

Гости пришли вовремя, что кажется, порадовало папу. Как только тетя Элизабет зашла в наш дом, папины глаза загорелись. Давно я не видела папу таким счастливым и в тоже время волнующимся. По нашему дому можно было определить, что здесь давно не была мать, а точнее, ее тут вообще не было.

Тетя Элизабет – это разведенная женщина, которой на вид можно дать лет тридцать, хотя она намного старше. Ее голубые глаза и светлые волосы сводили папу с ума. Дэвид – двухметровый кареглазый блондин. По словам тети Элизабет у него папины глаза. На первый взгляд он казался скромным и замкнутым, и похоже никто не знал, что у него в душе. Вот уж точно, человек – загадка. Папа часто «хвастался», что в юности был таким же.

Мы сели ужинать. Папа и тетя Элли сели напротив друг друга, отчего безостановочно разговаривали на протяжении всего потребления пищи:

- А в какую школу ходит ваш сын? – поинтересовался папа.

- В школу Северной Каролины.

- Какое совпадение! Моя дочь ходит туда уже неделю! Странно, что наши дети там не сталкивались.

- Мы в разных классах, пап…, — ответила я, — у нас разные расписания.

- Жаль, очень жаль.

Я посмотрела на Дэвида. Он глядел в тарелку и перебирал макароны. Именно тогда я поняла, какого ему. Не знать своего отца. С того момента я стала сомневаться насчет того, что лучше, не знать своих родителей или знать, насколько они «жестоки».

Весь оставшийся вечер мы сидели и ели, а папа по-прежнему разговаривал с тетей Элизабет. Меня это начинало раздражать. Я встала из-за стола и направилась в свою комнату. Дэвид провожал меня глазами до угла, словно молил не оставлять его наедине с взрослыми. Но я гордо ушла к себе, не оглядываясь больше ни на кого.

«Вот и поговорили», — подумала я, закрывая за собой дверь своей комнаты. Я достала дневник, который прятала в старом носке моего папы, «потерянном» им два года назад и начала писать: «Неужели я разочаровалась в человеке? Неужели ошиблась, считая его загадкой? Он пуст и его вакуум в душе и мыслях скрыть невозможно…»

После этого,  я снова спрятала тетрадь и стала читать книгу. Знаете, когда ты чувствуешь себя одиноким так же можно обратиться к листам бумаге с твердой обложкой. Они-то уж точно помогут вам, я вас уверяю.

 

Новенький

Прошел месяц со знакомства моего папы с соседкой, и они уже открыто говорили о своих отношениях, что меня не удивляло. Мы проводили каждые выходные вместе, выезжая на природу или просто ужиная в кафе. Но за весь этот месяц я ни разу не поговорила с Дэвидом. Все это время мы встречались глазами и пытались прочесть мысли друг друга. Ну, может быть, только я так делала.

Даже в школу мы ездили вместе. Каждый раз я садилась в машину и надеялась, что сегодня Дэвид заговорит со мной. Все эти надежды рушились, когда мы подъезжали к школе и расходились по своим классам. Но сегодня что-то пошло не так. Утро было обычным. Я как всегда села в машину и все то время, что мы ехали до школы, слушали Моцарта. И знаете, я вам настоятельно не рекомендую слушать некоторые его произведения по утрам. От них еще больше клонит в сон.

Мы подъехали к школе и стали выползать из машины. Я казалась сонной, но Дэвида мне было не переплюнуть. Он всегда ходил сонный и какой-то замкнутый в себе. По походке можно было сравнить его с младенцем, боящимся всего и всех. Мне было жалко парня, но я ловила себя на мысли, что испытывать такие чувства к мальчикам-подросткам крайне неприемлемо! Тем более каждый день!

Мы разошлись по классам и я думать забыла о Дэвиде. Первым уроком по расписанию у меня была литература. Я всегда любила читать книги, но не те, которые задавали в школе. Тем более в этой. Здесь можно было заметить «небольшой» физический уклон. Даже книги давали читать о биографиях «великих» спортсменов. Как будто это интересно всем ученикам этой школы.

К доске сегодня вызвали меня, и уже никто не переглядывался и не переговаривался. Я гордо вышла к учительскому столу, и мистер Шоу сказал мне, записывая что-то в журнал:

- Мы тебя слушаем.

Я не стала рассказывать про очередного спортсмена и его не столь интересную биографию. Недавно я прочитала книгу шестнадцатилетней девочки, совершившей кругосветное путешествие. Ее жизнь казалась мне куда интереснее и познавательнее. Она осуществила свою мечту, не задумываясь о чужом мнении. Она показала, насколько сильна была ее сила мечты. И доказала, что мечты сбываются, если очень постараться.

Во время моего рассказа в класс входит парень, лицо которого не было видно. Он что-то пробормотал себе под нос и пошел в конец класса:

- А вот и наш новенький! – радостно оповестил нас учитель.

Он начал допрашивать ученика о том, как его занесло в нашу школу. Новенький отвечал, не поднимая головы. Его было едва слышно, ибо многие перешептывались и смеялись. В тот момент я «увидела» себя в свой первый день здесь.

Меня посадили на место, и мы начали новую тему. Но меня мучало любопытство и я постоянно оборачивалась на новенького. Я никак не могла разглядеть его лица. Тогда я почувствовала себя на месте тех ребят, которые поворачивались ко мне тогда. После урока я хотела подойти, познакомиться, но юноша после звонка просто пулей вылетел из класса. Ни лица, ни имени так никто и не узнал.

Следующим по расписанию был спорт. Основной предмет этой школы. Здесь люди не отличались особой духовной развитостью, но зато спортивный уровень рос с каждым днем. И я одна, среди всех них. Ученица, увлекающаяся литературой и книгами. Странно, что и в этой школе меня за месяц избрали капитаном черлидеров. Бывший капитан окончила школу еще в прошлом году, но не могла найти достойную замену. А тут я перешла сюда. Она сразу заметила мой «талант», как только меня избрали в команду.

Я вошла в женскую раздевалку и все, кто там был, стали мне улыбаться:

- Что такое? – спросила с удивлением я.

- Ничего… — сказал кто-то.

Все повернулись к своим шкафчикам и продолжали переодеваться:

- Какой одеколон лучше? – спросила Кейт, повернувшись к нам, держа в руках два флакона.

- Без разницы. Джейк все равно не обратит на тебя внимания, — смотря правде в глаза, отвечала Сара.

Все засмеялись, а Кейт повернулась к нам спиной расстроенной, словно потеряла надежду. Все переоделись и вышли, а я подошла к ней:

- Попробуй этот, — указывая ей на один из флаконов, посоветовала я и вышла из раздевалки.

Внесем поправки. Кто есть кто. Кейт – одна из репетиторов в этой школе, помогающая сдать экзамены баскетбольной команде или другим отстающим по программе ученикам. Джейк – капитан баскетбольной команды, которого не интересует ничего, кроме баскетбола. Так же, по школе ходят слухи, что из-за своей агрессивности у него совсем нет друзей.

Выйдя из раздевалки, передо мной был огромная спортивная площадка. Я видела ее не первый раз, но с каждым днем она казалась мне все больше и больше. Сегодня тренер посвятил весь урок отбору баскетбольной команды. Прошлая команда покинула школу с прошлыми болельщицами. Для мистера Блека десятый класс казался наиболее достойным для отбора. Девочек он посадил на скамью и приказал следить за нашими одноклассниками.

Вдруг, на поле появился опоздавший новенький. Я стала присматриваться, хотела увидеть его. И знаете что? В нем я разглядела своего соседа Дэвида. Да, это был он. В моей душе сразу стало присутствовать некое отвращение:

- Ну как тебе новенький? – спросила у меня Кейт, садясь рядом со мной.

- Он какой-то сопляк, — влезла Сара.

Сара – наша одноклассница, которая надеяться может только на свою красоту и богатых родителей:

- Сара, я не тебя спрашиваю.

Девочка потупила глаза и отвернулась от нас:

- М, Дженни? – переспросила Кейт.

- Я его не знаю, так что ничего сказать не могу.

Мои глаза остановились на Джейке, и я не поленилась спросить:

- Тебе нравится Джейк?

Стало очень заметно смущение Кейт:

- Да! – вдруг твердо заявила она.

- И давно?

- С седьмого класса.

- Четвертый год…. Похоже, он тебе реально нравится.

- Да… — едва ответила подруга, не отводя взгляда от своего принца.

- Он заметит, — кладя свою руку ей на колено, подбадривала я, — я обещаю.

- Спасибо, Дженни, — она заулыбалась.

- Кстати, я забыла тебя поблагодарить за тот случай. Мой первый день в школе. Спасибо, что ты тогда встала и стала аплодировать.

- Не за что благодарить. Твоя речь и правда была замечательной.

Вдруг мы услышали грохот. Это упал Дэвид. Как мы поняли, его толкнул Джейк. Затем он что-то сказал новенькому и тот, по распоряжению тренера сел на скамью. По пути наши глаза встретились. Похоже, Дэвид не ожидал меня увидеть здесь. Странно, ведь перед этим, на прошлом уроке, меня трудно было не заметить. После встречи мы оба постарались перевести взгляды. Но я следила за ним до самого конца урока:

- Точно сопляк! – повторила Сара.

- Сара! – возмутилась Кейт, думая, что мне приглянулся новенький.

- Все нормально, — успокоила я ее.

После всех уроков я позвонила тете Элизабет и предупредила, что пойду домой пешком. Я попрощалась с Кейт, пообещала ей, что все будет хорошо. И вышла из школы. Мне пришлось встретиться с Дэвидом у выхода, ждавшего свою маму. Но как обычно, мы сделали вид, будто не знакомы друг с другом. Мне интересно, сколько еще это будет длиться?

Выйдя из школы, я наткнулась на Джейка:

- Хей, подруга, привет.

- И тебе привет.

- Слушай, можно нескромный вопрос?

- Можно.

- Ты не можешь подтянуть меня по предметам?

- По литературе? – едва смеясь, спрашивала я.

- Нет, по всем предметам.

- Джейк, для этого у нас есть одноклассники — репетиторы, всегда готовые помочь.

- Мне нужен друг, готовый держать мою, так сказать, глупость в тайне, а не ботаники, погрузившиеся в учебу с головой.

Я, немного выдержав паузу, сказала:

- Слушай, Джейк. Знаешь, почему у тебя нет друзей?

- Откуда ты…

- Об этом вся школа говорит.

Джейк сменил выражение лица:

- Ты губишь все своим характером. Будь проще, принимай любую помощь, и тогда они у тебя появятся. Просто не унижай людей, которых ты не знаешь. Эти люди стараются для вас же. И поэтому, обратись с этой просьбой к ним. Я уверена, найдется человек, который будет держать твои провалы в тайне.

Я отворачиваюсь от Джейка и иду в сторону дома:

- Кто, например? – вдруг спрашивает капитан.

Я, подумав недолго, улыбнулась и ответила:

- Кейт Шантель.

- Почему именно она?

- Попроси ее о помощи и поймешь.

Я второй раз отворачиваюсь от него и всю дорогу иду с отличным настроением и улыбкой на лице. Я сделала то, что должна была. Возможно, на свадьбе Джейка и Кейт мы будем припоминать этот момент, и называть его: «с чего все началось».

 

Страх

Сегодня всю ночь во мне присутствовал страх. Какая-то не комфортность не давала мне покоя. Заснуть я смогла лишь на час, и знаете, лучше бы я вообще не засыпала. Это ужасно, когда тебя клонит в сон и трясет. Все принимают тебя за ненормальную, и каждый выдвигает свою точку зрения, чем я занималась прошлой ночью.

Сегодня я как обычно села в машину Элизабет и дожидалась своей остановки, пытаясь не заснуть под действием Моцарта. На тот момент это было невозможно, и я уснула, потеряв над собой контроль. Этот сон был тоже сопровожден каким-то страхом. Самое ужасное, что я не знала, чего боюсь:

- Дженни, вставай, мы приехали, — едва тряся меня за плечо, говорил Дэвид.

Я открыла глаза и испугалась. Дэвид и правда, заговорил со мной. Неожиданно:

- Тебе помочь? – вдруг спросил он.

Я быстро взяла сумку и вылезла из машины, грубо ответив:

- Нет, спасибо.

Как же меня раздражает этот парень. Вы просто не представляете, какое отвращение я испытываю к нему. Парень должен быть парнем, а не соплей. С того момента я на сто процентов была согласна с мнением Сары.

Как только я вошла в школу, мой глаз пал на Джейка, разговаривающего с Кейт. На ее лице красовалась улыбка, ослепляющая всех вокруг. Ибо она реально была счастлива. Или делала это просто из вежливости. Я до сих пор не могла понять, чем он ей так приглянулся? Он не отличается особым умом и, как мне кажется, с ним не о чем поговорить. Не то чтобы я его хорошо знаю, но первое впечатление о нем у меня именно такое. Я не хочу, чтобы Кейт разочаровалась в Джейке, как я в Дэвиде. Мне будет это так же трудно пережить, как и ей. Она стала мне очень близким человеком за эти полтора месяца. Как сестра, готовая всегда помочь. Я каждому желаю найти такого человека в жизни. Неважно, как вы будете дружить. Будете ли вы лучшими подругами или просто одноклассницами. Но я на сто процентов уверена, что у каждого есть человек, который всегда выручает тебя, когда другие отворачиваются. Если у вас его нет, то значит, не наступил тот день, когда вы встретитесь:

- Хей, привет, — здоровалась я, обнимая Кейт.

- Привет, — холодно ответила она мне, обнимая еще сильнее.

- Эй, что случилось?

- Ничего, — отвечала Кейт, улыбаясь.

- Джейк что-то сказал?

- Нет, он хороший. Просто ему нужна помощь.

- Ты ему отказалась помогать?

- Нет! Я же сказала, ему нужна помощь…. Просто я не знаю, как это сказать….

- Тебе он перестал нравиться?

- Да…. Не то, чтобы он оказался плохим. Нет. Просто я поняла, что этот человек не для меня. Возможно, нам суждено встретиться, как репетитор и ученик.

Немного подождав, я спросила:

- Ты, правда, в порядке?

- В полном, — Кейт снова заулыбалась, — а ты, похоже нет…

- Кошмар не девал мне спать сегодня.

- Тебе повезло, первым психология. Ты у нее в любимчиках, она уж даст тебе поспать.

- Я надеюсь. Пойдем.

- Хей, тебя трясет.

- Долгая история. Позже расскажу.

Я взяла ее под руку, и мы пошли в класс. Войдя в него, я сразу встретилась глазами с Дэвидом. Мы оба испугались и перевели взгляды:

- Успокойся, Дженни, я с тобой, — подбадривала меня Кейт.

Я промолчала, мысленно поблагодарив ее.

Весь урок я лежала на парте, и многие оглядывались, смотрели на меня. Все мои мысли были направлены на выяснение парадокса. Чего я боюсь во сне? Я перевела взгляд на Дэвида, который, как и другие смотрел на меня. И именно тогда я поняла. Тот страх, который преследует меня по ночам. Это страх, который я испытываю при виде Дэвида. Каждый раз, когда наши глаза встречаются, внутри, словно сверкает молния, ударяя меня током. И я это никак не могу предсказать. Это происходит внезапно, не давая мне подготовиться.

Дальше, наш любимый…. Спорт, спорт, спорт! Я должна была пойти, хоть и не хотела. Все время, пока я переодевалась, Кейт переспрашивала меня: «Может, попросишь отгул?». Поначалу я отказывалась, а потом и вовсе игнорировала этот вопрос. И вот, мы вышли на поле, и снова меня ударила молния. Зато теперь, я точно знала, почему это происходит со мной:

- Хей, я с тобой, — взяв меня под руку, Кейт направилась к группе болельщиц.

- Привет! – сказали они нам.

- Всем привет, — поздоровалась Кейт.

- Я тоже рада всех видеть. Но давайте встанем по местам и начнем репетировать?

- Ладно.

- Как скажешь.

Все встали на свои позиции, и я стала показывать новые движения. Но все испортил очередной удар. Ну, или это я уже спихиваю все на Дэвида. В одном из движений наши глаза вновь встретились, после чего я потеряла сознание. Больше ничего не помню. Ничего…

 

Больница

Открыв глаза, я увидела белый потолок. Оглядевшись, я поняла, что попала в больницу:

- Хочешь поговорить? – вдруг спросил Дэвид, сидящий возле моей кушетки.

Я молчала. Была настолько слаба, что не могла даже отказать нормально и как обычно нагрубить. Я стала показывать на горло, пытаясь дать понять, что хочу пить. Дэвид понял мои прямые намеки, хоть и не сразу. Передавая стакан с водой, наши руки соприкоснулись. И это было намного больнее, чем удар током:

- Что ты здесь делаешь? – едва слышно спросила я.

- Не знаю. Все очень быстро произошло. Ты потеряла сознание, тебя привезли сюда.

- Кто? – перебила я.

- Кейт и я…. Она посидела с тобой и поехала писать тест.

- А тебе писать не нужно?

- Для меня это не важно. Кейт оставила меня за сторожа, так что я здесь нужнее.

- Ну, в этом ты ошибся.

- Нет…

Немного помолчав, я спросила:

- Дэвид, какого черта ты не замечал меня в школе, игнорировал? А теперь сидишь, и говоришь, что нужен?

- Дженни…

- Если ты здесь из жалости, то пожалуйста, покинь это место.

В этот момент в палату заходит мой папа, чему я была очень рада:

- Хей, малыш, как ты? – поинтересовался он.

- Я хорошо, пап.

- Дэвид, не мог бы ты…

- Оу, да, конечно, извините, — выходя из палаты, говорил Дэвид.

После того, как он закрыл дверь, папа оповестил меня:

- Тебя выпишут через три дня. К тому времени ты реабилитируешься…. Не спалось сегодня?

- Нет…

- На этот раз, что тому виной? Годовщина через два месяца…

- Папа! Говори тише.

- Ладно, — прошептал папа.

- Меня мучало странное чувство…. Как будто в меня ударяет молния при встрече глазами с человеком. Словно этот человек и есть молния.

- Детка, Дэвид не такой ужасный, каким ты его считаешь.

- Папа, не в том дело. Мне шестнадцать и раньше такого у меня никогда не было.

- Тебе он нравится?

- Прекрати! При его виде у меня присутствует три чувства: неприязнь, шок от очередного удара и его странный запах.

Папа засмеялся:

- И чем же он пахнет? – поинтересовался папа.

- Я пока еще не поняла.

Немного помолчав, папа сменил выражение лица:

- Дженни, дай ему шанс. Ведь это он привез тебя в больницу.

- Брось. Все было не так уж серьезно. И с ним была Кейт. Я уверена, это ее рук дело.

- Девочка моя. Проблема в том, что тебя не положили бы в больницу, если бы Дэвид не сказал врачам, что он твой брат.

- Они бы меня не положили? Почему?

- В больницу отвозить должен кто-то из родных.

- А если бы меня привезла только Кейт, меня бы не положили?

- Нет.

- Это глупо. Так и погибнуть можно…

- Согласен.

- И зачем Дэвид соврал? Это же неправда.

- Вот именно! Подумай об этом.

Папа поцеловал меня в лоб и вышел из палаты. Но вскоре вошла запыхавшаяся Кейт, держа в руках коробку. Она скрасила мое одиночество:

- Хей, Дженни.

- Привет, Кити.

- Как ты?

- Я в порядке. Через три дня приду в форму и вернусь к нормальной жизни.

- Это радует.

- Но вот, скажи мне одну вещь…. Что со мной произошло?

- Ты показывала движение, закружилась и упала.

- А потом?

- Потом…. Мы подбежали и стали кричать тебе, в надежде, что ты услышишь…. Дальше подбежали Дэвид и Джейк.

- Джейк?

- Да, я тоже удивилась. В больницу отвез бы тебя Джейк, если бы его не позвал тренер.

- Меня бы не положили сюда.

- Что?

- Меня бы не положили. Только если привозит родственник в больницу, тогда могут положить.

- Но Дэвид…

- Он соврал… — перебила я.

- Боже, это глупо.

- Говоришь, Джейк хотел меня отвезти?

- Да, если бы не тренер.

- Спасибо тренеру.

Вдруг на глазах Кейт стали появляться слезы:

- Эй, Кити…. Ты чего?

- Я боялась, что могу потерять тебя. Я очень испугалась, Джен.

- Кейт…, — я обняла ее.

- Я знала с самого утра, что ты не в порядке и не защитила тебя.

- Я сопротивлялась. Ты не виновата.

- Ты не представляешь, как меня напугала. Я сидела и плакалась Дэвиду.

- Дэвиду? – я посмотрела на нее.

- Да. А он не переставал убеждать меня, что все наладится.

- Куда ты денешься? Никогда теперь от меня не отделаешься.

- Вы с ним похожи…. Всегда во всем видите только хорошее.

- Просто в жизни каждого из нас произошло много плохого…

Такого ответа я от себя не ожидала, но это была чистая правда:

- Он хороший парень. Когда-нибудь ты это поймешь…, — оповестила меня Кейт.

- Что в коробке? – перевела тему я.

- Эм…. Твой дневник и блокноты, где ты пишешь всякие свои статейки.

- Это ты привезла?

- Да, но попросил Дэвид. Не волнуйся, я ничего не читала…. Ну, я пойду.

Кейт направилась к двери:

- Кейт…

-Да?

- Спасибо.

- Не меня благодари. Завтра приду к тебе. Не скучай.

Кейт закрыла за собой дверь, и я осталась наедине со своими мыслями. У меня столько было вопросов! Почему Дэвид не общался со мной, когда я была здорова? Почему отвез меня в больницу, ведь я так с ним обращалась? Он спас мне жизнь, хоть и звучит это громко. Я взяла дневник и написала в нем: «молния». После чего снова убрала его в коробку. И снова погрузилась в свои мысли. Джейк…. Зачем он хотел отвезти меня? Мы вроде и не дружили никогда. Общались иногда, как обычные одноклассники. Что-то тут не чисто.

Поняв, что здесь и сейчас мне ничего не удастся узнать, я легла на кровать и заснула с приятными мыслями о завтрашнем дне. Ведь в отличие от своих одноклассников мне никуда не нужно было идти.

На следующий день я надеялась, что папа сможет уговорить врача выписать меня пораньше. Но миссия была провалена. Так началось мое буднее утро. Я лежала на кровати и думала о словах Кейт и папы. Я не могла понять причину неприязни к Дэвиду. Я много чего не могла понять. Но это беспокоило меня больше всего. Ведь он старается помочь. Долго пытаясь найти ответ, ломая голову, я так и не смогла ничего понять. Опять.

В обед мне привезли еду. Дэвид привез. Я решила не грубить ему, ведь он столько для меня сделал:

- Я просто привез еду, — заходя ко мне, оправдывался Дэвид.

Он поставил пакеты на стол и направился к выходу:

- Хей, Дэвид.

- Да? – поворачиваясь ко мне, недоумевал он.

- Посиди со мной.

- Ну…, — продолжал недоумевать Дэвид.

- Пожалуйста.

- Ладно.

Дэвид сел на стул возле моей кушетки:

- Что-то случилось? – поинтересовался парень.

- Меня терзают сомнения.

- По поводу?

- Двух людей.

-  Все ясно. Дай угадаю, один из них – я?

- Дэвид, я не могу понять одного. Почему, когда я была здорова, ты не обращал на меня внимания?

- Дженни…

- Неужели так трудно было подойти и поговорить?

- Такие, как ты, не общаются с такими, как я. Я боялся, понятно?

- Боялся? Чего?

- Слушай. В прошлом классе я пытался познакомиться с самой крутой девчонкой.

- И что?

- Потом полгода ходили разные сплетни. И пострадал от них не только я, но и та девочка.

- Мне очень жаль.

- Я просто ждал момента. Подходящего момента.

- Так можно и всю жизнь прождать.

- Я готов.

Небольшая пауза заполнила комнату:

- Будешь мандарин? – вдруг спрашивает Дэвид.

- Эм, нет, спасибо.

- Брось, я почищу.

- Старый прикол. Ладно, давай.

- Зато до сих пор работает.

Дэвид почистил мандарин, и, я разделила его пополам, дав половину своему «брату»:

- Можно вопрос? – поинтересовалась я.

- Ты уже его задала.

- Ха-ха-ха, как смешно.

- Спрашивай, – улыбался Дэвид, будто его шутка удалась.

- Зачем ты перевелся в наш класс? Ты же знаешь, он для баскетболистов.

- Я не переводился.

- Но…. Ты же в нашем классе.

- Да, я в вашем классе.

- Значит, ты захотел перевестись.

- Нет, не захотел.

- А кто же тогда…. Родители!

- Именно. Тем самым они пытались подружить нас.

- Прости за это. Тебе нелегко.

- Да нет, все нормально. Гораздо ужаснее быть под два метра ростом и не уметь играть в баскетбол.

- Не все же высокие люди – баскетболисты.

- Не знаю. В любом случае, не я должен был стать исключением.

- Почему?

В палату врывается Кейт и прерывает наш разговор:

- Как тут моя подружка?

- Ты обо мне? – шутит Дэвид, — спасибо, прекрасно.

- Ах, Дэвид, как смешно.

- Он сегодня в ударе.

- Это замечательно. Можешь оставить нас?

- Конечно. Как будто мне интересны ваши девичьи разговоры.

- Зайди попозже, ладно? – прошу я.

- Хорошо.

- До скорого, — прощается Кейт.

Дэвид закрывает за собой дверь:

- Как ты?

- Я? Замечательно.

- Мне показалось или вы разговаривали?

- Да, мы разговаривали, — улыбаясь, отвечала я.

- Ты молодец. Он отличный парень. Наконец-то ты дала ему шанс.

- Кстати о шансах. Как дела с учеником Джейком?

- Эм… неплохо. Я пытаюсь сосредоточиться на учебе, и он…

- Баскетболист он…

- Дженни, все хорошо. Я с ним занимаюсь, и он показал себя с другой стороны.

- Какой он, Кейт?

- Он такой же, как и мы. Со сложной судьбой и кучей проблем. Но он не глупый. У него достаточно большой для нашего возраста опыт. Он сильный в духовном смысле.

- Да… кто бы мог подумать…

- Ты думаешь, что он соблазняет меня?

- Нет! Конечно же, нет!

- Я бы не сделала таким выводов из неоткуда, ты же знаешь.

- Да, я знаю…

- Дженни, он живет отдельно от родителей и в свободное время ходит в детский дом и проводит с детьми все свое внеурочное время. Поэтому он так плохо учится.

- Я не знала…

- Да, я тоже. У него много секретов. Как и у всех нас.

- Мне жаль.

- Ему нужны друзья. У него их нет.

- Что за глупости? Он самый популярный мальчик в школе.

- Дженни, слухи, которые ходят в школе…. Это не слухи. Это правда.

- Это он тебе сказал?

- Это неважно, кто мне сказал. Этого нельзя не заметить…

- Да, наверно…

В этот момент мне стало жалко Джейка. Не так, как Дэвида. Джейк всегда в моих глазах был сильным и непобедимым. Не имел больного места. Он знал свою цель и шел к ней. Его ничто не могло сломить. И только сейчас я поняла, что через все трудности он прошел в одиночку.

Все мы чаще всего имеем человека, который тебе помогает. Помогает держаться на плаву, когда нет сил. Или помогает подняться, когда ты уже потерял все надежды на светлое будущее. Неважно, кто это. Папа, мама, сестра или друг. До сегодняшнего момента я считала, что все имеют такого человека, своего спасителя! Но, как всегда во всех правилах есть исключения:

- Когда тебя выписывают?

- Завтра, должны завтра…

- Просто обязаны! Скоро игра и без своего капитана мы не справимся. Мы скучаем по тебе, Дженни.

- Скоро я вернусь. Тем более, меня не было всего два дня.

- Это очень много! За это время мы могли выучить новый танец! Ты же так хотела новый танец.

- Ничего. Если не успеем, станцуем со старым.

- Мы успеем, я обещаю…. Ладно, мне пора идти. Завтра встретимся.

- Ты приедешь ко мне?

- Эм…. Нет…. Мы встретим тебя после выписки.

- Ладно, хорошо.

- Не обижайся, Джен.

- Иди, — улыбалась я.

Кейт обнимает меня, выходит из палаты и напоследок дарит воздушный поцелуй. Я остаюсь в одиночестве. Опять. Но в этот раз, я решила не тратить время зря. Это мой последний день здесь и я решила отоспаться на год вперед. И знаете, заснуть не доставило мне никакого труда.

Здесь мне было скучно. Правда. Я радовалась каждому человеку, который входил в палату и проводил со мной хоть немножко времени. Я ощущала себя кому-то нужной. Значащей для кого-то. Кто-то приходил ко мне поговорить, а кто-то просто посмотреть и узнать, как я. Так вот. Неожиданным приходом для меня был следующий после Кейт. Я уже не спала, но глаза мне все же было лень открывать. Я слушала шум листьев за окном и пение птиц. Да, в больнице и не таким займешься от скуки. Вдруг снова послышался звук. Кто-то открыл дверь и спросил: «Можно войти?». Этот голос не был похож на голос Дэвида или папы и поэтому я притворилась, что до сих пор сплю. Юноша зашел в палату и закрыл за собой дверь. Сев на стул возле моей кушетки парень поздоровался:

- Привет, Дженни. Как ты?

Не говоря ни слова, я ждала продолжение. Зачем он пришел?:

- Надеюсь, тебя скоро выпишут. Тебя многим не хватает. Я хотел поблагодарить тебя за Кейт. Она хороший друг. Знаешь, у меня никогда не было друзей. С самого рождения меня лишили брата собственные родители. Я перестал верить, что друзья существуют. Я считал, что люди всегда уходят. По крайней мере, в моей жизни так происходило очень часто. Спасибо тебе, Дженни. Мне повезло с Кейт. Она очень умная и добрая, раз помогает таким оболтусам, как я.

Юноша засмеялся. Я поняла, кто пришел. Это был Джейк. От его слов я хотела засмеяться вместе с ним, но так же хотела слушать продолжение. Если бы я засмеялась, то спугнула бы столь откровенного человека:

- Хотел бы я оказаться на твоем месте. У тебя есть время подумать обо всем, о чем не успеваешь думать в будние и насыщенные дни. Ты можешь все проанализировать и составить план своих дальнейших действий. Я бы хотел найти себе такое же время…. Ты везучая. Это правда. Ты наверно думаешь, что я ненормальный, но ты, правда, везучая. Спасибо, что выслушала меня. Пусть даже так. Я второй раз делаю это. Высказываюсь. Да…

Джейк притих ненадолго, и в какой-то момент мои глаза хотели открыться от любопытства. Но вскоре, Джейк продолжил:

- Надеюсь, когда ты проснешься, то не вспомнишь этого. Потому что я не хочу, чтобы кто-то думал, что я слабый. Что у меня есть слабые места. Не хочу. Пусть сон скрывает их. Пусть будет так…

Я почувствовала, как Джейк встает со стула и направляется к двери. На секунду я открыла глаза, чтобы убедиться в своем предположении. И я убедилась. Это был Джейк. Я узнала его со спины. Этот человек удивлял меня с каждым днем все больше и больше.

Его просьба. Чтобы все это скрывал мой «сон». Я его выполнила. Никто, кроме моего сна не знал об этом. Впервые в жизни, я не взяла свой дневник в руки и не описала все это. Я понимала, что это важно для Джейка. Казаться непобедимым для окружающих. Казаться сильным. Это его маска, без которой ему ничто не поможет. Ибо, как он сказал. У него никогда не было друзей. Я была рада найти ему друга. Кейт. И тогда же я твердо решила стать вторым его другом. Чтобы он снова поверил в дружбу. Что все-таки есть люди, которые с тобой проходят через все преграды:

- Хей, ты как? – спрашивал Дэвид, выглядывая через приоткрытую входную дверь.

Я вздрогнула. Настолько была погружена в себя, что не заметила, как он пришел ко мне:

- Я хорошо.

- О чем задумалась?

- Да так, не о чем.

- Похоже, о чем-то важном, — предполагал Дэвид, садясь рядом со мной.

- Есть о чем задуматься.

- Я не буду узнавать. Что-то личное.

- Да, это правильно…. Что это у тебя?

- Фильмы, — протягивает мне стопку дисков, — подумал, что тебе скучно, и так ты сможешь развлечься.

- Спасибо, Дэвид.

- Правда они все про баскетбол.

- Ничего. Значит, их я точно не смотрела.

- Я рад. Ну, я пойду.

- Нет, стой. У меня к тебе несколько вопросов. Я хочу поговорить.

- Конечно, если ты хочешь, — Дэвид снова садится возле меня.

- Когда вы с Кейт привезли меня сюда, врачи спросили, кем ты мне приходишься…

- Я сказал правду.

- Но мы же…

- Не разговаривали. Я знаю.

- Зачем?

- Зачем сказал правду?

- Это же неправда.

- На тот момент я заботился о том, чтобы тебя положили сюда.

- А потом?

- Ты не знаешь?

- Не знаю? Что?

- Отец не сказал тебе…

- Что не сказал? Дэвид, ты меня пугаешь.

- Твой папа сделал моей маме предложение, и она согласилась.

Я была шокирована. Как? Как они могли? Они знакомы месяц, а уже готовы связать себя узами брака. Это же так по-детски:

- Как… как они могли?

- Хоть кто-то понимает мои чувства сейчас…

- Как же мама…. Не прошло ведь и года с того момента, как мои родители развелись…

- Когда мой отец пропал, мама была только рада. Будто она ждала этого все эти четыре года, с того момента, как я родился. Она хотела, чтобы он нас бросил.

- Мне очень жаль, Дэвид.

- Папа может быть лучше моей мамы. Но узнать я этого не могу.

- Ты не пробовал связаться с ним?

- Каждый день, с новой надеждой.

- Дэвид, мне так жаль.

- Ничего. Со временем я привык видеть только маму за ужином. А иногда и не видеть, когда она задерживалась на работе.

- Ты сильный.

- В этом городе каждый сильный. Ибо у каждого с рождения что-то происходит. Что-то необычное. В этом городе – это норма.

Мне нечего было ответить. Дэвид был прав. У каждого есть тайны в этом городе, которые знают далеко не все:

- Они счастливы, Дженни. Они ведут себя, как дети, но они правда счастливы. Пока тебя не было эти два дня, ты многое пропустила.

- Не верится мне в это, Дэвид. Такое бывает только в фильмах. Это жизнь, и тут все сложнее, — по моим глазам потекли слезы. Я не могла поверить в то, что они совершили.

- Эй, не плачь! – Дэвид обнимает меня, — все будет хорошо. Я-то всегда буду рядом, теперь. На веки вечные.

Я не могла перестать плакать. Я пыталась, но не могла. Эта новость держала меня здесь. Теперь я не хотела возвращаться домой. Я многое пропустила, выбилась из колеи. Я не знала, как мне снова туда попасть:

- Сменим тему, — наконец успокоилась я и вышла из объятий Дэвида.

- Ты еще хотела что-то спросить?

- Да…. Ты сказал, что не умеешь играть в баскетбол.

- Да, не умею.

- И ты не должен был стать исключением…

-  Ах, ты об этом. Да, не должен был.

- Почему?

- Ты в будущем не будешь использовать это против меня?

- Нет, — смеясь, отвечала я.

- Что ж. Сейчас поясню. Моя мама была капитаном черлидеров в своей школе. А папа – капитаном баскетбольной школьной команды. Они оба жили этой игрой и так познакомились. Мне кажется, что если бы я умел играть, то почувствовал, что рядом со мной тот, кого мне так не хватало все эти годы.

- Ты любишь ее? Любишь игру?

- Всем сердцем. Я хожу на все игры в школе и мысленно представляю себя на месте игрока.

- То есть на месте Джейка? – улыбаюсь я.

- Конечно! Он же самый крутой в школе.

- У него также есть свои секреты. Я уверена.

- Да, я знаю.

Минута молчания окутала нас. Всего минута:

- Похоже, мы с тобой всегда были родными, — вдруг предположил Дэвид.

- Не льсти себе.

Дэвид засмеялся. Это заставило меня заулыбаться. Мое настроение поднималось с каждой секундой, пока он был здесь:

- Ладно, мне пора идти, — смотря на часы в палате, говорил Дэвид.

- Может, останешься и посмотришь со мной фильм?

- Я бы с радость, но наши родители устраивают семейный ужин.

- Ах да, сегодня же пятница…. Конечно, иди.

- Нам тебя не хватает.

- Завтра все изменится. Передавай им привет от меня.

- Обязательно. Кстати, завтра я тебя забираю. Ты не против?

- Нет, уже нет. Мы же родственники.

- Точно, — вспомнил Дэвид, отчего у него на лице появилась улыбка, — веселись.

- Ты меня дразнишь.

- И если что, звони.

- Обязательно.

- Пока.

Дэвид уходит, и дверь тихо захлопывается. Оставшийся вечер я провожу в компании с кино и едой, привезенной Дэвидом сегодня в обед. Завтра меня выпишут, и я даже думать боюсь о том, что будет после этого…

Снова на связи

Сегодня утром солнце встало очень рано и разбудило меня. Его лучи щекотали мне щеки и шею. Это было приятно, но в то же время казалось, будто оно – это папа, пытающийся разбудить тебя каждое утро. В конце концов, тебе приходится подниматься с кровати.

Ты ленно опускаешь ноги на пол и долго пытаешься попасть ими в оба тапка. Затем, ты идешь на кухню, где тебя уже ждет папа и твой завтрак. Сквозь сонное лицо ты пытаешься улыбнуться, что заставляет твоего отца смеяться, ибо это выглядит нелепо. Ты садишься за стол и начинаешь пожирать свои оладья, пытаясь не упасть лицом в тарелку. Наведя взгляд на часы, ты понимаешь, что опаздываешь в школу, после чего, пулей летишь в свою комнату и судорожно начинаешь собирать сумку. «Почему я не могла собрать ее вчера перед сном?» — этот вопрос крутится в моей голове каждое утро. За это я проклинаю себя каждое утро. Одев на себя первое, что попалось под руку, я вылетаю из дома, едва успев попрощаться с папой. Да, так проходит мое обычное утро. На только не сегодня, нет.

Открыв глаза, я увидела Дэвида, после чего протерла их несколько раз, сочтя себя за ненормальную:

- Доброе утро, — дружелюбно пожелал мне он.

- Что ты тут делаешь в такую рань? Сейчас восемь часов утра!

- Врачи сказали мне, что как только ты проснешься, тебя можно будет выписать.

- Как долго ты тут сидишь?

- Я не уходил, — смеется Дэвид.

- Ха-ха-ха…

- Это не важно, Джен.

- Дэвид, ты столько для меня сделал. Хотя мы почти никто друг другу.

- Все официально. Мы брат и сестра.

- Господи…

- Сам еще в себя не пришел.

- Когда они успели расписаться? Ты же пробыл у меня всего час!

- За час оказывается можно расписаться.

- Это ребячество…. Похоже, они сошли с ума…

- От неистовой любви. После этого случая они стали еще ближе. Ты их сблизила. Я так же, как и ты, нахожусь в состоянии шока, уже который день, но это правда.

- Что нам делать?

- Принять это. Принять все так, как есть.

- Почему папа не рассказал мне об этом? Я же вроде его дочь.

- Он считает, что сейчас не самое лучшее время для шокирующих новостей.

- А почему ты рассказал?

- Ты имеешь право знать. Переодевайся и выходи. С возвращением, — улыбнувшись, сказал Дэвид, после чего встал со стула и направился к двери.

- Дэвид?

Он обернулся:

- Спасибо. Большое.

- Не стоит. Мы же семья, я обязан это делать.

Он выходит из комнаты, едва слышно закрыв дверь. Открыв свой блокнот, я записала: «Потерпев удар молнии, ты привыкаешь к ней и узнаешь, что она не такая жестокая и беспощадная, какой казалась».

Мне хотелось побыть здесь еще несколько дней. Глупо, но, правда. Это место показало мне настоящих друзей. Дало повод побыть наедине, и как сказал Джейк: «обдумать ход дальнейших действий». Попробовать разобраться во всем. И за это я говорю этой больнице: «Огромное спасибо!»

Сев в машину, Дэвид заводит ее и включает музыку:

- Ты тоже любишь Imagine Dragons? – радовалась я такому совпадению.

- Да, — неуверенно отвечал Дэвид.

- Где же ты был раньше?

- Где-то…

Я врубила громкость на полную, и всю дорогу мы едем веселые и беззаботные.  Давно я так не делала.

Перед тем, как зайти в дом, Дэвид закрыл мои глаза руками, намекая на то, что там меня ждет сюрприз. Поднявшись на ступеньки, я начала нервничать. Боялась разочароваться в ком-то, не увидеть среди тех, кто там будет.

Распахнулась дверь, Дэвид убрал руки и…:

- С возвращеньем! – прокричали папа, тетя Элли, Кейт и Дэвид три раза.

Джейк не пришел. Это было понятно, ведь, по сути, он меня не навещал. Я немного расстроилась, не увидев его среди всех этих людей. Я с самого начала знала, что он не придет, но все равно на что-то надеялась. Я была настроена на то, чтобы внушить ему веру в то, что друзья есть. И они всегда будут рядом.

Весь оставшийся день был замечательным. Мы повеселились от души и в этом я благодарна папе, маме (да, непривычно ее так называть), Кейт и Дэвиду. Они – моя семья. Я вернулась, я снова здесь, но теперь многое изменилось.

Джейк – кто он?

Прошла неделя после моей выписки, я окончательно адаптировалась. Папа рассказал о своем браке, но я до сих пор не привыкла называть тетю Элли «мамой». Все же это странно. Но Дэвид был прав, они действительно счастливы. Возможно, у взрослых в этом плане все намного проще. Никто не обижается из-за пустяков, проходят все трудности вместе. Живут проще, чем подростки, и поэтому их брак считается крепче.

Кстати о Дэвиде. Я попросила папу научить его играть в баскетбол. Хотя бы для того, чтобы он начал. Иногда, сама выхожу на площадку и играю. Поверьте, у черлидеров этот навык тоже присутствует.

Я хотела попросить помощи у Джейка. Уж он-то сможет обучить Дэвида. Но всю эту неделю я не могла решиться. Я видела его в школе, но боялась подойти. Не знала, с чего начать разговор, ведь, по сути, мы общались только однажды. Собственно, он тоже не горел желанием пообщаться. Я ожидала этого. Предвидела это. Вспомнив о том, что моя подруга является его репетитором, я немедля попросила:

- Кейт, пожалуйста!

- Джен, я не хочу влезать в ваши страсти.

- Но я же не убить его, тебя прошу…

- Еще бы ты меня об этом попросила!

- Кейт, замолви ему словечко за Дэвида. Для него это важно, ты же знаешь.

- Может, ты сама и замолвишь, после спорта?

- Все понятно. Хорошо, я сама справлюсь.

- Хей, девчонки, привет! – в беседу влился Дэвид.

- Привет.

- Здрастье.

- На спорт идете? – поинтересовался он.

- Так точно, — подтвердила я.

- Тогда, я вас покидаю.

- Решил прогулять?

- Я все равно сижу на скамье. Тренер даже не заметит, что меня нет.

- Что ж, до скорого.

- Джен, будь осторожна на этот раз! – смеясь, прощался Дэвид.

- Ха-ха-ха, как смешно.

- Да, иногда он бывает занудой.

- Ты говоришь это его сестре. Мне ли не знать?

- До сих пор не могу поверить, что вы одна семья.

- Да, одна дружная семья.

Кейт засмеялась, поняв мою шутку.

Снова баскетбольная площадка. Родная площадка. Окидывая ее взглядом, я замечаю Джейка, усердно тренирующегося. Он был единственным здесь. Остальные сидели в раздевалке и ждали прихода тренера. Этим он отличался от других игроков. Поэтому он и есть капитан команды.

Весь спорт я следила за ним. Он же, в свою очередь, следил только за мячом. Это не давало мне покоя. Я пыталась сделать вид, что ничего не помню. Но обманывать себя долго я не смогла. Да и дело было не в этом. Я должна была попросить Джейка помочь Дэвиду. Я догадывалась, что он откажет, но все-таки рискнуть попыталась.

После спорта я отпустила Кейт и постучалась в открытую дверь мужской раздевалки, где был только Джейк. Он обернулся, а затем, снова принялся складывать вещи в сумку:

- Хей, привет.

Джейк молчал:

- Джейк, что происходит? Что-то случилось?

- Кто тебе это сказал?

- Это можно заметить.

- Спроси у Дэвида.

- Он знает?

- Конечно. Он все знает.

- Джейк, ты чего?

- Я ничего. Все прекрасно. А теперь, простите, пожалуйста, но мне нужно идти.

- Я хочу быть твоим другом, — вдруг проговорила я.

Джейк ничего не отвечал и направился к выходу:

- Джейк! – я перегораживаю ему путь, — я хочу быть твоим другом.

- С такими как я, не дружат, — он обходит меня и удаляется из раздевалки.

С этого момента я была на сто процентов уверена, что самый крутой парень в школе – это лишь маска, под которой скрывается тот самый Джейк Дэниел, который «общался» со мной в больнице. На самом деле, я это знала. Просто в очередной раз убедилась в этом.

 

Мы здесь

Всегда нужен человек, на которого можно положиться. Которому можно высказаться. Который будет рядом с тобой. До конца.

Всю следующую неделю я пыталась поговорить с Джейком, но он всегда куда-то спешил. Не слушал меня и в последнее время концентрировался только на баскетболе. Кейт сказала, что Джейк часто отменял занятия и не объяснял причину. С каждой новостью я все больше беспокоилась о нем. Все было бы проще, если бы он с кем-то общался. Чтобы кто-то общался с ним. Но таких людей в школе не было. Кроме Кейт. Но и она практически ничего не знала.

Вскоре, Джейк перестал ходить в школу. Тогда мое терпение лопнуло, и я, взяв с собой под руку Кейт и Дэвида, решила отправиться в гости к пропавшему. Мы стучались в дверь, но никто не открывал. Окинув окрестность, у нас сложилось впечатление, что здесь уже давно никто не жил. Но Джейк не мог просто вернуться к родителям. Он же сильный, не имеющий слабых мест, человек. Он храбрый, опытный, многое повидал в своей жизни. Человек, имеющий огромную силу воли. Поэтому он не мог так поступить, в первую очередь с самим собой. Джейк имеет свое мнение и чаще всего его придерживается.

И однажды мы перестали искать. Мы утомились несколько дней подряд без сна разыскивать того, кто, похоже, не хотел, чтобы его нашли. Мы решили сходить в кафе и попить кофе, а затем, возможно, продолжить поиски. В моем телефоне была программа, позволяющая узнать местонахождение определенного человека. Кого-то, чей номер у тебя есть и хранится в контактах. Она представляла собой карту, на которой отмечены люди, номера которых есть у тебя в телефоне. Джейк не выходил даже туда. Мы сделали вывод, что он потерял свой сотовый. Или его обокрали, что не делало обстоятельства в нашу пользу.

Мы сидели в кафе и смотрели на ночную улицу, по которой изредка пролетали машины, спешившие куда-то. Нам спешить было некуда. Наш график жизни давно уже сбился, и мы не имели нормального сна уже три дня. Единственное, что спасало нас все эти дни – это только теплый кофе. Раньше я не верила в его чудо–действие. До этого случая. Кофе для следопытов, это как книга для книголюба. Неотъемлемая часть жизни.

Мы не знали, что делать. Куда идти, где искать? Мне казалось, что мы обошли весь город вдоль и поперек. Больше искать было негде. Мы потеряли всякую надежду. Но плакать даже не хватало сил. Три бессонные ночи подряд отняли у нас море сил.

У меня зазвенел телефон. Это будильник. Оказывается уже шесть утра. Зимой всегда рано светает. Я выключила сотовый и положила его на стол. Не знаю, зачем. В надежде на чудо. А чуда можно было ожидать только от одного человека, которого нет в живых уже год. Годовщина которого терзала меня с каждым днем с большей силой. Я совсем  сошла с ума и начала мысленно просить покойного о помощи. Я всем сердцем желала, что он подал хотя бы малейший знак о местонахождении Джейка. Друзья смотрели на меня с удивлением, ибо и представить не могли, что я делаю.

Через некоторое время на мой телефон пришло уведомление, и я схватила его и прочитала: «Джейк Дэниел снова появился в сети». Мои друзья подбежали ко мне и  Дэвид сказал: «Может,  это воры? Кто знает, что могло произойти?». Но я его не слушала. Я хотела найти Джейка и вот он! Тот самый знак, который я просила от старого друга. Это именно он.

Я выбежала из кафе, и, посмотрев на карту в телефоне поняла, что Джейк все это время был недалеко отсюда. И никуда не шел, он находился на одном и том же месте.  Я побежала в его направлении. Вскоре выбежали мои друзья и направились за мной. Сердце колотилось у меня в груди, я была напугана. Этот человек был немаловажен для меня. Я единственная, кто знал это тайну, знал его настоящего. И я не хотела терять Джейка…. Как однажды уже потеряла друга:

- Вот оно, это место, — дрожащим голосом произнесла я.

Мы огляделись, но увидели только помойку:

- Я схожу туда, — предложил Дэвид.

- Только будь осторожен!

Дэвид пошел в направлении мусорных баков. Он зашел за них и вдруг крикнул:

- Тут кто-то лежит!

Я и Кейт помчались в Дэвиду. Там лежал мальчик или парень. Я наклонилась к нему. Лицо было в синяках, и я никак не могла определить, кто это:

- Позвони Джейку, — предложила Кейт.

- Не надо! Вдруг у него украли телефон! – позаботился Дэвид.

Но я все-таки решила позвонить. Мои руки дрожали, и я еле смогла достать телефон. Найдя номер Джейка, я вызвала его и поставила звонок на громкую связь. Шли гудки. В этот момент я думала, мое сердце выпрыгнет из груди…. Заиграла музыка. Телефон Джейка был у него в руках. Похоже, он успел выйти на связь, перед тем, как его вырубили:

- О боже, это он! – я вновь села на корточки возле него.

Я плакала. Его лицо избили до неузнаваемости. И доказать, что это и правда Джейк – это как спасти жизнь другу. Хотя, это так и есть. Дэвид понес его к машине, после чего, уложил его на заднее сиденье. Я села к Джейку, и мы отправились в больницу. Голова парня лежала у меня на коленях, и я плавно проводила рукой по его волосам. Он не приходил в сознание, но положив свою руку ему на грудь, я услышала, как бьется его сердце. После этого, я не убирала руку с груди. Этот стук успокаивал меня. Я знала, что он живет.

За окном сверкали огни городских фонарей, которые еще не погасили. Мы не первый день не знали, какое сегодня число и который час. День и ночь сменяли друг друга, но для нас это не играло роли. Мы все время искали. Три дня поисков, бессонницы и литров кофе:

- Что тут происходит? – очнувшись, спросил Джейк.

- Ты в машине. Здесь Дженни, Кейт и Дэвид. Тебя избили и сейчас мы везем тебя в больницу.

- Не надо в больницу!

- Но ты весь в синяках!

- Я сказал, не надо!

Дэвид съехал на обочину и повернулся к нам:

- Джейк, ты себя видел?

- Я сам справлюсь! Отвезите меня домой.

- В больнице тебя вылечат быстрее, — влилась я.

- Домой.

Дэвид глубоко вздохнул и вновь выехал на дорогу. Я убрала руку с груди и уже не поглаживала темные и густые волосы Джейка. Он снова закрыл глаза. Веки были синие, точно море на городском пляже. Его глаза слезились, показывая всю боль, которую сейчас испытывает Джейк:

- Возьми, — протянув салфетку, предложила я.

Он попытался достать до нее рукой, но, похоже, что она тоже стала жертвой избиения:

- Не надо, — грубо ответил Джейк.

Я приложила салфетку к краю виска:

- Закрой глаза.

- Дженни…

- Джейк!

Джейк закрыл глаза. Я вытерла слезы и положила салфетку в карман его куртки. Но глаз он так и не открыл до прибытия домой.

Дэвид донес его до кровати и уложил на нее:

- Тебя ждать? – обратился он ко мне.

- Я думаю, что останусь здесь, — едва слышно сказала я.

- Хорошо, скажу, что ты у Кейт.

- Я подтвержу, если нужно, — дополнила Кейт.

- Спасибо.

Я обняла Дэвида:

- Я буду с тобой всегда, ты это знаешь. Навеки?

- Вечные, — продолжила я.

Затем я попросила:

- Поезжайте домой, — обнимая Кейт.

- Если что-то нужно, только позвони.

- Обязательно.

Я проводила друзей до машины и вернулась к Джейку:

- Тебе не стоит оставаться, — промолвил он.

- Стоит.

- Нет, не стоит.

- Джейк, тебя избили!

- И что?

- И что? Сейчас тебе нужна помощь. И сколько бы ты не отказывался, мы будем рядом с тобой. Джейк, ты говоришь, что с такими, как ты не дружат. Но это неправда. И я докажу тебе это!

Джейк отвел от меня свой взгляд и замолчал. Я подсела к нему на кровать:

- Джейк, ты нам нужен.

- Неужели…

- Мы бы не потратили на твои поиски три дня, если бы это было неправдой.

Джейк продолжал молчать:

- Ты храбрый, добрый, трудолюбивый и целеустремленный. У тебя нет слабых мест. Но сейчас тебе нужны друзья, которых у тебя не было. Я понимаю, что потеря брата – это серьезно. Но не все люди такие. Далеко не все…

- Ты все слышала?

- Я не спала…

- Значит, многие уже знают об этом.

Джейк обидела меня своими словами, но я не переставала бороться:

- Никто не знает.

- Это неправда. Ты же знаешь.

- Я никому не рассказала. Я понимаю, как для тебя это важно, правда.

- С чего я должен верить вам всем? – перевел тему Джейк.

- Кейт ты знаешь. Меня ты теперь тоже узнал.

- А Дэвид? Твой парень…. Что с ним?

- Что? – засмеялась я.

- Да-да! Ты думаешь, я слепой? Нет! Я все вижу и прекрасно понимаю.

- Тебя это очень задевает?

- Я не смогу с вами дружить. Вы встречаетесь, и Кейт твоя лучшая подруга. Я не вписываюсь.

- Он мой брат, Джейк, — улыбаясь, говорила я.

- Теперь это так называется…

Я засмеялась:

- Что смешного?

- Наши родители уже находятся в браке уже больше двух недель.

И тут, Джейк поверил. Он понял, насколько был наивен и, похоже, готов был провалиться сквозь землю:

- Прости…. Но почему ты не сменила фамилию?

- Да, тебя, похоже, хорошо побили…. Обычно берут фамилию отца, а не матери.

- Ах, точно. А ты поменяла, если бы нужно было?

- Нет, — твердо и быстро ответила я.

- Почему?

- На то есть причины.

- Что ж, не говори.

Тишина наполнила комнату. Были слышны только качающиеся от ветра деревья за окном. Жаль, что в этом городе не выпадает много снега:

- Ты помнишь, кто тебя избил? – поинтересовалась я.

- Конечно.

- И?

- Боб Голдинг.

- Кто это?

- Тот, кому я плачу за эту квартиру.

- Почему? Почему он тебя избил?

- Хотел стать красивее меня.

- Я серьезно! Ты не смог заплатить ему?

Джейк молчал:

- О боже…. Они могут проникнуть в квартиру в любую минуту.

- Без ключей не смогут, — Джейк вытащил две связки ключей из кармана джинс, — я успел их забрать перед тем, как отключился.

Я села на диван спиной к Джейку. После этих слов мне стало спокойнее, но боязнь все-таки присутствовала. На улице светало, но для меня это ничего не значило. Абсолютно ничего:

- Дженни?

- Да, — повернулась я к больному.

- Зачем вы спасли меня?

- Так поступают друзья. Засыпай, а я лягу на диване.

- Тебе здесь не страшно?

- Нет, я доверяю тебе. Спокойной ночи, Джейк.

- Спокойной ночи.

Я выключила свет, но комнату все равно наполнял свет. Солнце уже встало, но я была настолько уставшая, что никакое солнце не могло помешать мне заснуть:

- Родители, — вдруг сказал Джейк.

- А?

- Я не хотел поехать в больницу из-за родителей. Я не виделся с ними год. И встретив меня в больнице, они вернут меня домой, и я не смогу ничего сделать. Они будут правы. Потому что я под их опекой. Но мысленно, я давно уже не их сын.

- Они же твои родители.

- Родители, сдавшие моего младшего брата в детский дом. Теперь попробуй еще раз назвать их родителями.

Так вот зачем он туда ходит. Похоже у многих в этом городе непростая жизнь:

- Завтра мы пойдем в больницу и потом в детский дом. Мне Кейт говорила, что ты ходишь туда.

- Я не пойду в больницу, Дженни!

- Мы только сделаем снимок руки.

- Родители!

- Об этом не волнуйся, у меня есть идея. Доверься мне.

- Ты, правда, хочешь помочь мне?

- Да. Поверь, мы будем с тобой до конца. У нас у всех похожие проблемы.

- Спасибо, Дженни.

- Пока что не за что благодарить.

- Спокойной ночи, Дженни.

- Спокойной ночи, Джейк, — улыбаясь, пожелала я.

 

Годовщина

Настал тот день. Годовщина. Прошел год, а мне до сих пор не верится.

К этому дню мы очень сблизились с Джейком… все мы. Теперь у него появились настоящие друзья. Я уговорила Джейка сходить в больницу. Родителей вызывать не пришлось. Дэвид и Кейт отлично справились с этой ролью, постарев лет на тридцать. Таким образом, Джейку наложили гипс, чему он далеко не был рад. Синяки на его лице прошли, я теперь я с легкостью могла отличать его в уличной толпе.

Я познакомилась с братом своего друга. Майк. Этому мальчику я пообещала стать его мамой, как только мне исполнится восемнадцать. Они похожи с Джейком, как две капли воды. Если бы не разница в возрасте, их сочли бы за близнецов.

И все испортил этот день. Годовщина. Воскресенье. Джейк и Кейт решили вывезти меня на природу. Сегодня я готова была на все, лишь бы не думать о годовщине.

Всю дорогу я проспала на плече у Кейт, одним ухом слушая ее музыку. Когда машина остановилась, я услышала, как Джейк сказал:

- Я хочу сам. Посиди в машине.

После этого я открыла глаза, сделав вид, что только что проснулась:

- Пойдем, — дружески предложил Джейк.

Я вышла из машины и направилась за ним:

- Почему ты бы не хотела менять фамилию? – вновь задал этот вопрос Джейк, спустя месяц.

- Джейк, это личное.

- Ладно, ладно. Я забыл кое-что в машине. Стой здесь и никуда не уходи.

- Хорошо, стою.

Джейк побежал к машине, а я осталась одна. Мне стало жутко находиться среди одиноких деревьев. Я сама ощущала себя одинокой. И знаете, это не очень приятное чувство:

- Я вернулся, — сообщил Джейк, держа в руках букет ландышей.

Ландыши…. Нет, это совпадение:

- Это…

- Тебе пригодится.

Друг подал мне букет, обнял за плечо и повел в неизвестном направлении. Вдруг, вдали показалось какое-то здание или что-то похожее на это. Сооружение. Мне становилось все страшнее и страшнее, а Джейк сжимал мое плечо все сильнее, и продолжал повторять: «Почти пришли». Мои руки дрожали с каждой минутой все заметнее:

- Ты готова?

- Нет.

- Я с тобой.

Джейк протянул мне руку и вывел из леса. Передо мной размахнулся мост. Заброшенный мост. Я стала вновь уверять себя, что это очередное совпадение:

- Ты в порядке?

- Да… — едва слышно произнесла я.

- Пойдем.

Я пошла за другом, но не отрывала глаз от моста. Вдруг, Джейк остановился:

- Из-за него?

Я оглянулась:

- Салеван Остин, — прочитал Джейк на могиле.

- Салли… — я заплакала.

Заплакала горькими слезами. Сев на колени перед могилой, я поменяла цветы. Все это не было совпадением. Салеван Остин. Человек, годовщины которого я так боялась. Человек, которого я потеряла ровно год назад:

- Салли любил ландыши, — сквозь слезы произносила я.

- Я знаю.

- Откуда ты все знаешь, Джейк?

- Друзья знают все. На то они и друзья.

Я снова повернулась к могиле:

- Каждый раз, когда мы видели их с ним, он прощался с зимой. Начинал новую жизнь. Он жил от весны до весны. От ландышей до ландышей.

- Ты не виновата. Перестань себя винить.

Я прочитала надгробную надпись:

- Замечательный сын и друг. Да, замечательный.

Я встала с колен и повернулась к Джейку, продолжая плакать:

- Ты не виновата, — повторился он.

- Я виновата, Джейк! Я оставила его! Я бросила его.

- Тебе пришлось уехать.

- А эта ссора! Я могла провести с ним больше времени, если бы не она. Я была бы с ним, и над ним бы не издевались и не сбросили с этого чертового моста! – говорила я, показывая пальцем на заброшенный мост.

Джейк прижимает меня к себе, а я продолжаю повторять: «Это я виновата»:

- Мы с тобой. Все будет хорошо.

- Так говорят все, кто испытывал много боли в своей жизни…. Часто так говорят просто для того, что бы успокоить. Хотя ничего хорошо не будет, Джейк.

- Неправда!

- Хотелось бы тебе верить.

- Отпусти его. Прошел год и пора смириться с его смертью. Жить на сто процентов. Каждый день проживать с улыбкой на лице и с нетерпением ждать нового. Я уверен, Салли хотел бы, чтобы ты жила именно так.

- Спасибо.

- Дженни?

- Я отпущу.

- Давай.

Я стояла лицом к могиле и в сотый раз перечитывала записи. Я до сих пор не могла поверить в то, что его нет. Уже год его нет. Недавно только мы собирали с ним ландыши ранней весной. А теперь я стою здесь и смотрю на его могилу. Я даже не вижу его. Он закопан, его тело под землей. И никакая могила не заменит мне Салли:

- Дженни? Отпусти.

- Я отпустила.

- Не обманывай.

- Но я…

- Тебе помочь?

- Но откуда…

- Откуда я знаю? Я видел его у тебя на шее, пока ты спала у меня дома в день, когда меня искалечили.

Я сняла кулон. Именно про него говорил Джейк. Я ношу его с самого начала. Когда мы только смастерили их. Я не снимала его все это время. Я привыкла, что моя кожа от него становится красной и трется. Я привыкла, что летом, когда загораю, от него остается белое пятно на грудине. Он стал частью моего тела. Частью меня.

В последний раз открыв его, я увидела нас. На фотографии нам было по семь лет. Именно тогда мы начали дружить. На меня нахлынула волна воспоминаний, и я сорвалась во второй раз, снова начав плакать. Джейк не уставал повторять мне: «отпусти». Все, пора. Я взяла волю в кулак, закрыла кулон и положила его рядом с ландышами. На прощанье я сказала Салли: «Прости меня за все, если сможешь». После чего я пошла в сторону машины. Едва было слышно, как Джейк обратился к моему покойному другу: «Я не подведу тебя. Я буду оберегать Дженни. Всю свою жизнь. Я обещаю». Но вновь сделала вид, что ничего не слышала:

- Ты идешь? – спросила я у Джейка.

- Да.

Джейк подбежал ко мне и спросил:

- Ты не зла на меня, за это?

- Нет. Возможно, я ожидала этого. Я знала, что это нужно будет сделать в любом случае.

Джейк снова обнимает меня за плечо. Так мы прошли до конца леса. И вскоре нам показалась машина, в которой Кейт уже давно ждала нас.

 

Болен?

Не успела я оправиться от одной беды, как пришла другая. Все произошло быстро, и я долго не могла прийти в себя после этого.

Это произошло в будний день, когда в очередной раз мы с Джейком навещали врача. Моему другу нужно было сделать снимок руки, после чего мы бы узнали, снимут ему гипс или нет:

- Мистер Дэниел, можете войти.

Джейк зашел в кабинет, а я осталась ждать его у регистрационной:

- Алло, мистер Керри, это звонят вам из больницы. Ваши результаты готовы, и вы можете забрать их, когда вам удобно, — говорила медсестра пациенту по телефону.

Но лишь спустя несколько минут я опомнилась и подбежала к работнице больницы:

- Керри? Дэвид Керри?

- А вы кто?

- Если это он, то я его сестра. Он сдавал анализы?

- Да, это он. Анализы сдавал в прошлом месяце.

Именно тогда была годовщина, и Дэвид не поехал с нами, сказав, что у него есть важные дела:

- Я встречусь с ним в скором времени и смогу ему передать.

- Как вас зовут?

- Дженни Остин.

Медсестра посмотрела что-то у себя в компьютере и затем сказала:

- Хорошо, передайте это ему.

Медсестра передала мне конверт и попросила не открывать. Я пообещала ей этого не делать, но это же был мой брат! Как он сам мне не раз говорил: «Ты имеешь право знать». Так что, зайдя за угол и сев на диван, я сделала глубокий выдох, после чего резко открыла конверт и вытащила лист бумаги. На нем было написано много чисел и длинных непонятных слов. Мое сердце стало бешено стучать. Мне становилось резко холодно и затем жарко. Я быстро пробегала глазами по тексту, в поисках окончательного диагноза. Дойдя до конца, мне в глаза врезалось слово. Диагноз! За которым следовал набор букв. Латинских букв.

Я впала в шок. Ужаснувшись, я закрыла рукой свой открытый рот. Вряд ли то самое заболевание является уменьшительным и ласкательным или комплиментом. С этого момента моя жизнь изменилась. Кардинально.

В это время из приемной вышел Джейк без гипса на руке. Он выглядел счастливым, но я не могла за него порадоваться. Из моих глаз потекли слезы. И все попытки скрыть их проваливались:

- Дженни, что случилось? – переживал Джейк, подбегая ко мне.

Он садится на корточки возле меня:

- Ты знал об этом? – протягивая лист, спрашивала я.

- Что это?

Джейк берет в руки результаты. Дочитав до конца, его выражение лица изменилось. Он посмотрел на мое заплаканное лицо, после чего крепко обнял, не говоря ни слова.

Заболевание, которое написано на листе анализов Дэвида, – это врожденный порок сердца. Если его не заметить в первый год, то дальше человеку остается жить два-три месяца. И Дэвид не исключение. Как сказал врач, он унаследовал порок от своего отца, который бросил их двенадцать лет назад:

- Его можно будет спасти? – поинтересовалась я.

- Есть вероятность, но она очень мала.

- Стоит пробовать?

- Пробовать стоит всегда.

Это ужасно нечестно. Многие хорошие и добрые люди уходят от нас раньше всех остальных.

Закройте глаза и представьте, что вам осталось жить два месяца. Представили? Отлично. И что бы вы хотели сделать за эти два месяца? Знаете? Так вот, идите и делайте это прямо сейчас. Да-да, прямо сейчас! Не стоит ждать конца своей жизни для осуществления мечты. Как говорится: «Не откладывай на завтра то, что можешь сделать сегодня».

Кейт, Джейк и я знали, о чем мечтал Дэвид всю свою жизнь. Баскетбол. Раньше Джейк наотрез отказывался учить Дэвида баскетболу. Затем ему наложили гипс. Но вот в его жизни все наладилось. В то время, как в жизни Дэвида ситуация обострилась.

Мы вновь положили лист в конверт и запечатали его. Отдали Дэвиду, сказав, что ничего не смотрели. Но теперь мы втроем боролись за его жизнь. У каждого из нас была своя миссия, и каждый готов был сделать все для ее достижения.

Джейк наконец-то взялся за Дэвида. Он пообещал обучить его всему, что умеет сам. Джейк гарантировал, что Дэвид попадет в школьную команду, аргументируя: «Я делаю это ради своих самых лучших друзей».

Моей миссией было найти способ спасти Дэвида. Я звонила во множество больниц в надежде, что они смогут ему помочь. Я готова была отправить Дэвида в больницу даже в Австралии, если бы это его спасло.

Кейт же прикрывала нас. Она выполняла мелкие желания Дэвида. Поход в кино или кафе, покупка мороженного или воздушного шарика. Всем этим занималась Кейт. Ведь эти два месяца должны запомниться ему! Не то, чтобы я не верю в то, что Дэвид будет жить. Нет! Но подстраховаться всегда нужно.

Мы стали бороться. Бороться каждый день. Бороться за жизнь своего друга и моего брата.

 

Ты в команде

Это был обычный день в школе. Но для Дэвида этот день стал началом обретения мечты. А школу мы добирались на автобусе, ибо наши родители уехали на медовый месяц на машине Дэвида еще до того, как он получил результаты анализов.

Да, поэтому мы опоздали на спорт. Войдя в спортивный зал, мы встретились с Джейком, уже давно ждавшим нас:

- Хей, переодевайся быстрее. Нам нужно потренироваться перед началом урока.

- Уже лечу.

Дэвид побежал в раздевалку. Мы остались с Джейком наедине:

- Есть новости? – спросил он меня.

- Все отказывают. Люди забивают место в очереди на пересадку сердца. Я боюсь, что до нас очередь может не успеть дойти…. Джейк, а что, если не получится его спасти?

- Эй, не говори так!

- Я не смогу пережить еще одну потерю друга! Тем более он мне не просто друг. Он мой брат! – у меня подступают слезы.

- Мы спасем его, — вытирает слезы с моих глаз Джейк, — иди сюда.

Джейк обнимает меня:

- Ладно, значит, когда вы начинаете играть, я привожу тренера, так?

- Все правильно.

В это время из раздевалки выбегает переодетый Дэвид:

- Хей, поосторожнее, она все таки моя сестра.

Я рассмеялась:

- Ладно, я пойду. Удачной вам тренировки. Надери ему задницу, Дэвид.

- Видишь, она за меня! – обращается Дэвид к Джейку.

Я ушла, оставив их наедине. Мне нужно было найти тренера и привести его на площадку:

- Тренер, к вам можно?

- Заходи, Дженни. Что привело тебя в мой кабинет?

- Вы помните Дэвида Керри?

- Этого мальчишку нельзя не запомнить.

- Как это понять?

- Парень под два метра ростом и не имеет задатков баскетболиста.

- Тренер, он улучшает свои навыки. Я могу вам показать. У него отлично получается.

- Я видел, не стоит мне смотреть это вновь.

- Дайте ему шанс. Каждый заслуживает второго шанса.

Тренер непоспешно ответил:

- Хорошо. Но если мне не понравится, то больше шансов не будет.

- Обещаю, вам понравится!

Мы вышли на площадку. Джейк и Дэвид играли друг против друга, но большой разницы в опыте видно не было. Они оба молодцы. Я горжусь ими обоими. Тренер смотрел внимательно, иногда поднимая брови от удивления. Затем, он вышел из тени и стал аплодировать:

- Впечатляет, впечатляет. Ты наверстал упущенное, Дэвид.

Мы переглянулись с Джейком. Наши глаза сверкали от счастья:

- Спасибо, тренер.

- Я слышал, ты мечтал об игре в школьной команде. Что ж, оставайся после уроков. Сегодня твоя первая тренировка.

- Спасибо большое, тренер! Я не подведу вас!

- Надеюсь, Дэвид.

Тренер уходит с площадки, а мы с Джейком подбегаем к Дэвиду и крепко обнимаем его, выкрикивая:

- Ураааа!!!

Вдруг, из раздевалки выходит Кейт и спрашивает, недоумевая:

- Что отмечаем?

- Дэвида взяли в школьную команду!

- О, господи, Дэвид, это же замечательно!

Кейт подбежала к нам, и мы стали веселиться, радоваться и кричать вчетвером. В этот момент я почувствовала, что нашей дружбе все по плечу. И ничто не сможет нас разлучить.

 

Играем

Все игры, исключая этой, Дэвид просидел на скамье. Ему удавалось выходить на площадку только пару раз, и тогда он слаженно работал с Джейком.

Не верится, что прошел год. Год я уже здесь. За этот год многое произошло. Начиная с того, что я попала в команду черлидеров, и, заканчивая тем, что познакомилась с такими замечательными людьми, как Кейт, Дэвид и Джейк. Этот год был прекрасным. И это только начало.

Но сегодня последняя игра сезона. Именно сегодня Джейк планировал сделать Дэвида капитаном команды. Но это была наша с ним тайна.

Все уроки были отменены из-за матча. Я немного нервничала, но Джейк подбадривал меня, хотя мне кажется, боялся еще больше меня. Кстати говоря, конечно же, по школе ходили слухи, что нас с ним связывает что-то большее, чем дружба. Даже Дэвид не раз намекал нам об этом. Похоже, все это замечают, кроме нас самих.

И вот тот момент. Джейк подходит к судье и заявляет о смене капитана. С той минуты капитаном команды стал Дэвид Керри. Тренеру это не понравилось, но менять что-либо было уже поздно. Смена капитана больше одного раза за игру запрещена:

- Зачем? – удивленно спросил Дэвид.

- Ты этого заслуживаешь.

После этого команда проговаривает кричалку, и игра начинается. Всю игру группа поддержки под моим предводительством кричала и «болела», как только могла. В то же время, всю игру Дэвид и Джейк играли, как братья. Вместе они принесли команде тридцать очков. Наша команда отставала на два очка. Чтобы победить, Дэвиду нужно было забить трехочковый. Обстановка накалилась. Джейк обошел всех противников и дал пас Дэвиду. Дэвид кидает мяч в корзину. Сейчас решится судьба команды. Мяч летит к корзине. Все зрители замолкли. На несколько секунд задержалась тишина.

Он попал! Он забил трехочковый, и теперь школа Северной Каролины стала чемпионом этого сезона. Зрители, овации, все, как в кино. Я подбежала к Джейку и закричала:

- У него получилось!

- Да!

Затем Джейк потянулся ко мне и поцеловал мои губы. На глазах у всей школы. Теперь мы с ним, так сказать, официально вместе:

- Эй, голубки, вроде я забил трехочковый! – шутил Дэвид, подходя к нам.

- Поздравляем! Ты молодец, — обнимая его, поздравляли мы.

Миссия Джейка была выполнена. Дело оставалось за мной.

 

Прощание

Я все-таки нашла специалиста, готового помочь Дэвиду. Его положили в больницу соседнего города, и тогда мы переехали жить туда, пока моего брата не выпишут. Мы часто ходили к нему. Могли разговаривать с ним день и ночь. Когда настал день операции, мы с самого утра сидели возле нашего друга:

- Я хочу вас поблагодарить, — начал Дэвид, — вы настоящие друзья. Лучше вас просто не найти. Вы помогли достичь мне своей мечты. Вы жертвовали собой ради этого. Вы – лучшее, что произошло со мной в этой жизни.

- Нет, Дэвид, еще рано прощаться, — занервничала я.

- Я не прощаюсь. Я говорю вам правду, которую не мог сказать раньше.

- Мы с тобой, брат, — подбодрил Джейк.

- Вы двое, — обратился к нам с Джейком Дэвид, — пообещайте мне, что поженитесь в будущем.

Мы все засмеялись:

- Кейт, пообещай мне, что будешь помогать таким оболтусам, как Джейк.

- Хей, я все слышу!

- Обещаю.

- А ты обещай, что не покинешь нас, — попросила я.

- Я буду всегда с вами. Навеки?

- Вечные, — прокричали мы.

Вдруг в палату заходит медсестра:

- Пора, мистер Керри.

- Нет, пожалуйста, не уходи! – запаниковала я.

Джейк прижал меня к себе и повторял: «Все будет хорошо». Мы сидели и просто ждали два часа. Кейт спала у меня на коленях, а Джейк прилег ко мне на плечо. Но мне не спалось. Все это время я глазами искала хирурга. И в то же время, я прокручивала все те моменты, когда нам было хорошо.

Знаете, говорят, что перед смертью вся жизнь проносится перед глазами? Так вот такое творилось со мной в тот момент. Как будто риск умереть был у меня, а не у Дэвида. Мне казалось, что я не все ему рассказала, не сказала, что люблю его. Я не попрощалась.

И вот, к нам подошел хирург:

- Ну, как он? – не имея больше сил ждать, спросила я.

Хирург выдержал паузу. Нехорошо это, нехорошо:

- Во время операции у Дэвида пропал пульс. Мы не успели ничего сделать, хотя и пытались. Еще раз простите. Мы не смогли спасти его.

Я впала в шок. Его нет. Больше нет. Я потеряла брата. Уже второй близкий мне человек уходит по моей вине. Я не спасла Дэвида. Я опять не смогла спасти человека:

- Это я во всем виновата, — утверждала я, пуская слезы.

- Нет, ты сделала все, что смогла, — пыталась подбодрить меня Кейт со слезами на глазах.

Только Джейк не плакал. Он вел себя, как мужчина. Он был силой и опорой для нас в тот момент:

- Я не выполнила свою миссию! Все вы сделали все, чтобы выполнить свои миссии, а я не смогла! Я не спасла его!

- Дженни, ты не виновата! – утверждал Джейк.

Но теперь я точно знала, что они делают это, только чтобы успокоить меня.

 

На веки вечные

Сегодня тринадцатое мая. День похорон Дэвида. Родители приехали с медового месяца и до сих пор не могли поверить в потерю сына. Особенно мама. Дэвид – это единственное, что у нее было. Свое, родное. Когда опустили гроб в яму, приготовленную специально для него, я начала произносить речь:

- Дэвид Керри. Кареглазый блондин, под два метра ростом. Мальчишка, имеющий мечту и достигший ее к концу жизни. Для мен, Дэвид является самым родным человеком на Земле. Я никогда не имела сестру или брата. Я рано лишилась мамы, которую впоследствии заменила мне замечательная женщина. Мама этого замечательного парня, Элизабет Керри. Спасибо вам за то, что вырастили такого замечательного сына. Дэвида можно ставить в пример. Его жизнь можно ставить в пример. В его последние дни каждый из нас дал ему обещание.

Кейт и Джейк заулыбались. И я тоже:

- И мы точно знаем, что исполним их. Дэвид – это герой. Человек, жизнь которого была не из идеальных. Но у него было то, что присуще далеко не всем. Неисчерпаемое количество  доброты. Его доброта смогла бы спасти мир. При нашей первой встрече Дэвид не произвел на меня хорошего впечатления. Но он спас мне жизнь однажды. Пусть даже риск умереть не был велик. А я его так и не смогла спасти.

На этом моя речь закончилась. Вот он, лежит в этом гробу. Вскоре его закопают, и я его больше не увижу. Его могила никогда не заменит мне самого Дэвида, какой бы красивой она не была. Как и Салли.

После меня еще говорили мама, папа, Кейт и Джейк. Когда приглашенные разошлись, я осталась наедине со своим братом. Я сидела напротив могилы и по нескольку тысяч раз перечитывала надгробную надпись: «Я всегда с тобой. Навеки вечные». Вы думаете, что вечные века закончились, когда остановилось сердце Дэвида? Что ж, похоже, вы никогда не теряли. Жизнь человека не заканчивается, когда он умирает. Жизнь заканчивается, когда перестает жить память. Пока живет память – человек будет жить. И поверьте, в моем сердце, память о своем замечательном брате будет жить вечно. Сквозь века. Его сердце будет биться для меня всегда. Он всегда будет со мной. Навеки вечные…

 

Заключение

Кто-то однажды сказал: «Люди начинают ценить, когда потеряют». Кто бы это ни был, я буду уважать этого человека всю жизнь!

Все фразы о разлуке и смерти говорят люди, проверившие это на своей шкуре. Никто не смеет делать понимающий вид, пытаясь помочь, не пережив того же самого. Вы ничего не понимаете. Так что найдите другой способ подбодрить человека, потерявшего хотя бы раз. Это будет честно с вашей стороны.

Мы не ценим людей. Потому что не знаем, когда они уйдут от нас! Мы не задумываемся над этим. Нам плевать. «Он сейчас рядом, а куда денется потом?» — эта мысль держится в голове тех, кто еще не терял.

Мы не знаем, когда это произойдет. Когда человек покинет нас. Мы можем догадываться, делать прогнозы, но знать точную дату и время, не дано никому. Завтра встанет солнце и может для кого-то этот восход будет последним. Каждый день по статистике на планете Земля умирает около ста семнадцати тысяч человек. И где гарантия, что тебя это не заденет?

Самое ужасное как уже говорилось это то, что смерть приходит внезапно. Ее нельзя предугадать, к ней нельзя подготовиться, как к походу в кино. Она приходит быстро и забирает людей так же. Она не даст тебе попрощаться или в последний раз поговорить. Она просто заберет его и будь что будет.

Автор этой книги так же думал об одном из своих родственников. Что его никогда не покинут. Он думал так об одном из самых добрых людей на Земле. О человеке, при виде которого хочется жить. Идти к целям и по возможности добиваться их! Не бояться трудностей и быть в меру настойчивым! Именно таким был человек, которого потерял автор.

Я прошу вас, живите так, будто это ваш последний день. Не то, чтобы я пессимист. Не в том смысле, что нужно готовить гроб и покупать место на кладбище. Делайте глупые вещи, которые останутся в вашей памяти и памяти ваших родных. Говорите людям правду, ведь каждый ее заслуживает. Любите своих родных, близких и друзей. Рядом с вами находится сейчас кто-нибудь из перечисленных? Так идите и обнимите их, скажите, как сильно вы их любите. Никто не знает, когда они нас покинут. И последнее…. Радуйтесь каждой доле секунды вашей жизни. Ведь по статистике каждый день на планете Земля умирает около ста семнадцати тысяч людей. И где гарантия, что тебя это не заденет?